“Моя боль номер один – Россия…”

Евгений Чичваркин, инвестор Hedonism WinesЕвгений Чичваркин, в прошлом российский предприниматель, а ныне инвестор винного магазина Hedonism Wines в Лондоне, рассказал, почему украинский пример реализации радикальных реформ может подтолкнуть пробуждение российского самосознания

Вот уже шесть лет Евгений Чичваркин живет в Лондоне. После продажи компании «Евросеть», в свое время занимавшей до 40% российского рынка сотовых телефонов, один из крупнейших и наиболее эпатажных бизнесменов «путинской» России вынужден был спешно покинуть страну  в поисках политического убежища в Великобритании. Сегодня Евгений не столь эпатажен, и просит не называть его экс-руководителем «Евросети», поскольку считает это прошлым жизненным этапом. Он всецело поглощен  развитием своего нового бизнеса – винного магазина Hedonism Wines, где является инвестором. К своему детищу относится с особым трепетом, часто сам приветствует гостей у входа и по возможности помогает с выбором. Очень гордится наградами, которых удостаивается магазин, а также тем, что в Hedonism Wines частенько захаживают туристы.

Параллельно с бизнесом Евгений организует протестные акции. В рамках одной из последних он выступал против политической заангажированности российских артистов Валерии и Кобзона, концерт которых проходил в Лондоне. В ближайший месяц планирует проведение двух новых акций с участием международных протестных групп. Болеет за Украину, постоянно просматривает сводки с фронта. А когда заговариваем о реформах, напоминает о своем звонке в приемную Порошенко и готовности поработать в команде реформаторов. По мнению Евгения, украинский путь радикальных реформ был бы гораздо ближе и понятнее россиянам, нежели пример Грузии, и подтолкнул бы прогрессивные изменения в РФ. Будучи русским, Чичваркин говорит о России как о своей «боли номер один», и мечтает о гармонии у себя дома в родной стране –  великодушной, сильной, богатой, гостеприимной и умной, которая пока что, по его мнению, больна чумой.

О протестном движении, военных преступления и реформах

Женя, ты уже шесть лет в Лондоне. С кем общаешься?

Я практически два года ни с кем не общался, занимался развитием своего винного бизнеса и обустройством жизни в Великобритании.  В плане близкого общения у меня здесь очень узкий круг – моя боевая подруга Татьяна Фокина и мой друг Тимур Артемьев. В последнее время я стал более публичным, провел ряд протестных акций и сейчас планирую новые. 26 февраля я и те, кто разделяет мои убеждения, выходим на серьезную антивоенную акцию к посольству РФ в Великобритании.  Надеюсь, украинские активисты в Лондоне также к нам присоединятся.  Эта акция будет посвящена жертвам войны. Небесная Сотня, убитые украинские солдаты, Псковские десантники, похороненные под номерами – все эти люди являются для меня жертвами Путинской войны против Украины.

Это не российская война. Ведь чуть больше года назад 84% россиян не догадывались, что украинцы – фашисты и бандеровцы. Все были уверены, что это братский народ. Если рассматривать национализм и фашизм как психопатологическое состояние, то сегодня этой болезнью как раз основательно поражена российская нация. Я даюсь диву, и мне кажется, что в Кремле поначалу тоже не верили в силу пропаганды и то, насколько сильные рычаги по одурачиванию, стравливанию и оболваниванию населения шестой части суши есть в их руках.

Ты упомянул об украинских активистах в Лондоне. Вы проводили или планируете совместные акции?

У нас не было совместных акций, некоторые акции проходили параллельно. Но 26 февраля, я надеюсь, мы сможем провести совместную протестную акцию. То, что сегодня делают украинцы в Лондоне, я бы назвал здоровым патриотизмом с ориентацией на Европу. На знамена выносятся европейские ценности – свобода, верховенство права, и выглядит это очень симпатично. Чего не хватает – так это освещения событий на Востоке. Причем, как украинцами в Лондоне и других городах за рубежом, так и в самой Украине.

Западная общественность знает о Небесной Сотне, но очень мало внимания фокусируется на количестве убитых людей на Востоке Украины в зоне российской агрессии. Понятно, что это тяжелые факты, но вспомним цитату из знаменитой речи Гитлера, которую он произнес в августе 39-го, поясняя причины своего решения атаковать Польшу и анализируя геополитическую расстановку сил на мировой арене. Тогда он сказал: «Чингиз Хан устраивал массовые убийства женщин и детей, а история вспоминает его как основателя империи…». А в конце своей речи Гитлер добавил: «И кто, после всего, говорит об аннигиляции армян (резня армянского населения в Баку в 1918-ом. – Авт.)?» Одним словом, нет свидетельств, нет свидетелей – нет преступлений. Все обо всем забыли.

Есть такой хороший фильм «Тайная жизнь слов» о том, насколько важны свидетельства военных преступлений. Там идет речь о Балканской войне, где также были пытки, похищения, массовые убийства, этнические чистки, но свидетельств все равно недостаточно, несмотря на то, что это были 90-ые годы. Относительно отсутствия свидетельств преступлений в ходе войны, которую развязала Россия в Украине, понятно, почему это невыгодно сепаратистам и РФ. Но совершенно непонятно, почему сбором свидетельств не занимается украинская сторона. Фотографии, видео, свидетельства очевидцев, похороны бойцов должны поститься каждый день на разных языках. Это надо делать, как бы тяжело это ни было. Нужно начинать расследования пыток, убийств (включая убийство каждого  мирного жителя), похищений людей, обстрелов мирных территорий. Также все это документировать.

Российская нация спит, на данный момент она не состоялась. Украинская нация проснулась и состоялась, но не до конца. Когда мы видим, как во время минуты молчания в память о жертвах Холокоста останавливается весь Тель-Авив, каждая машина, и люди выходят, чтобы почтить память погибших и напомнить друг другу, что это было и нужно сделать так, чтобы это не повторилось заново, в Украине подобного относительно своих жертв не происходит. Или по крайней мере, не так масштабно. В каждой сфабрикованной новости, в каждой взятке ГАИшнику, в каждой гривне, прошедшей мимо налогообложения, сидит маленький Путин, который потирает руки. Это то, против чего стоял Майдан.

В каждой сфабрикованной новости, в каждой взятке ГАИшнику, в каждой гривне, прошедшей мимо налогообложения, сидит маленький Путин, который потирает руки. Это то, против чего стоял Майдан…”

 Как ты считаешь, кто должен фиксировать сегодня факты военных преступлений?

Сбором свидетельств могли бы заниматься все, кому не все равно – как обычные люди, так и организации. Я мог бы говорить, что это должен делать каждый, только если бы я сам физически был в зоне военной агрессии с камерой и фотоаппаратом. Но то, состоится ли по факту происходящих в данный момент военных преступлений свой «Нюрнбергский процесс» и наказание военных преступников, зависит от Украины и от вклада каждого добровольца или организации, а также от активной гражданской позиции каждого украинца. Если эта позиция будет такой же зрелой и четко выраженной, как это было на Майдане, то «Нюрнбергский процесс» неизбежно настигнет военных преступников.

Давайте представим себе ситуацию, что сейчас в Украине разрешили продажу краткоствола и люди (не военные, а простые люди с «берданами») сели на свои машины и поехали в зону военной агрессии – по полям, как угодно. Просто потому, что у них очень сильное чувство Родины, а не психология  «Пусть они подавятся этим Донбассом» или «Пусть забирают свой Крымнаш». Думаю, в таком случае Украина смогла бы быстро отвоевать захваченные территории и снова стала бы для всех украинцев Большой и Цельной Родиной.

Я понимаю, конечно, что такие настроения возникают не на ровном месте, что действует российская пропаганда – очень грамотная, дорогая и целенаправленная. Кроме того,  все взрослые люди сегодня имеют постсоветскую психологию, которая была основана на месседжах «От меня и от нас ничего не зависит». И хотя год назад Майдан доказал обратное, советское мышление периодически берет свое.

Однако, учитывая количество и дальность действия вооружения, сосредоточенного на Востоке,  на одном голом патриотизме далеко не уедешь. Поэтому сегодня в противовес идее о толпе с «берданами» как никогда актуально создание и становление  профессиональной армии в Украине…

Да, это очень правильно. Но пока нет армии, а также нет достаточных средств и времени для создания профессиональной армии, нужно задействовать все имеющиеся ресурсы и, прежде всего, отталкиваться от патриотических настроений. Тем более, что реформы в Украине идут очень медленно. Если сравнить результаты работы по итогам первых 9 месяцев правительства Грузии при Михаиле Саакашвили и правительства Арсения Яценюка, в Украине не сделано и 20%.

Очень жаль, что затянулось назначение Кахи Бендукидзе на пост в украинском правительстве, и было потеряно время. Если бы украинские власти смогли своевременно использовать его потенциал и опыт, наработанный в ходе проведения грузинских реформ, а также понимание им постсоветского менталитета, Каха сделал бы очень весомый вклад в реализацию реформ в Украине. И, вероятно, тогда не пришлось бы ползать в ногах у Европы и фантазировать на исторические темы. Хотя, на месте Яценюка, если бы мне нужно было получить международное финансирование для спасения экономики, я бы пошел на все. Даже если бы пришлось выбить себе глаз и съесть. Поэтому я прекрасно понимаю, зачем он это сделал. Ведь украинское правительство своевременно не расчистило «Авгиевы конюшни», когда это надо было сделать, и пришлось идти на такое унижение. Но если быть честным, когда стоит вопрос спасения своей страны, все равно, на какое унижение пойти.

Раскручивая маховик протестного движения в Лондоне, за то борешься?

За защиту интересов свободы, законности и невмешательства государства в личную жизнь. Так как я русский, моя боль номер один – это Россия. И с каждой сводкой с фронта я сгораю от стыда  за то, что делают люди, которые говорят со мной на одном языке. Причем, по обе стороны. Не говоря о россиянах, которые будучи под влиянием Путинской пропаганды, сегодня находятся в тяжелом психосоматическом расстройстве, мне также стыдно и за тех украинцев, из которых Путину удалось «достать» самое худшее, что есть в человеке.

И на месте правительства я бы уже сегодня думал о реабилитационных программах для тех, кто воюет. Ведь рано или поздно по завершении войны эти люди вернутся в мирную жизнь с т.н. «АТОшным» или «Луганским» синдромом. И если не подумать об их адаптации к мирной жизни, многие герои, которых сейчас носят на руках, могут стать постоянными пациентами наркологических клиник, спиться и валяться под забором или состоять в бандах. Эта проблема очень насущна и имеет немало примеров из предыдущих военных конфликтов. Поэтому требуется масштабная государственная программа, на которую нужно будет потратить годы и миллиарды. И если годы есть, то миллиардов нет. И если дальше не делать экономических реформ, то они и не появятся. Украина потенциально не может быть такой ресурсно-богатой страной как Россия. Но она может быть в несколько раз богаче за счет человеческого потенциала, чем сейчас.

Моя боль номер один – это Россия. И с каждой сводкой с фронта я сгораю от стыда за то, что делают люди, которые говорят со мной на одном языке…”

И прочих равных условиях, как говорится в макроэкономике…

Да, верно. Начнем с того, что индекс развития человеческого потенциала в Украине очень высок. Однако при этом количество украинцев, работающих за рубежом (причем, это крепкая и работящая часть нации, которая уехала из страны, работает на довольно простых работах и создает прибавочный продукт в других странах), – огромна. Эти люди уехали, чтобы нормально жить и получать достойные деньги за свой труд. Это те условия, которые должны были создать реформаторы в Украине, чтобы украинцы не стремились уехать из страны, а напротив хотели в ней жить, а те, кто уехал – захотел вернуться.

Для этого нужно было не увеличивать налоговое бремя, а «стереть» налоги – например, ввести «десятину» с доходов; защитить интересы инвесторов; создать прозрачные механизмы для экспорта-импорта и очень понятную систему налогообложения; защитить права собственности граждан; избавиться от коррупции, в том числе в силовых органах и системе «ДАЙ» как я называю украинскую ДАI; провести судебную реформу и создать верховенство права в стране, а затем идти к Западу за международным финансированием. При этом, гарантируя гражданам своей страны и международным инвесторам, что каждый день  в онлайн-режиме они будут видеть движение каждой гривны. И тогда финансирование бы дали. Потому что всем захочется поддержать нацию, которая стремится к настоящей искренней демократии и законности. Да и отклик в самом народе был бы колоссальный.

Сейчас нужно отбросить все личные интересы, былые политические договоренности (которые, как я понимаю, были и касались распределения портфелей) и действовать только в интересах государства и в рамках закона. Потому что вопрос стоит ребром: «Быть вообще стране или не быть». Сегодня государственная философия должна быть такова: все равно, кто ты – собственник шахт, заводов и пароходов или рядовой фермер. Все равны перед законом, у всех равные права и возможности.

Ведь почему Грузия и проведенные ею реформы привлекают к себе столько внимания? Это, по сути, антиутопия. Это та модель, о которой мечтали романтики в Госдепе – страна без налогов, без полицейского государства. Это, по сути, экономический эксперимент, который удался, и именно поэтому Грузия получила финансирование. Украинским чиновникам нужно было  детально изучить этот опыт и начать активно внедрять. Я говорю «нужно было», потому что много времени потеряно и совсем скоро может быть поздно. Хотя показать хоть какой-то положительный результат в той ситуации, в которой находится Украина, не так и сложно. Я имею в виду, что при нынешней самой «низкой точке», в которой находится Украина относительно передовых стран мира (ВВП на душу населения, уровень пенсий и иных социальных выплат, уровень зарплат, платежеспособность населения и прочее) даже минимальные улучшения покажутся хорошим результатом. И создать предпосылки для таких улучшений, провести минимальные реформы, которые бы улучшили ситуацию, – это не гиперзадача. Я, например, готов был войти в состав реформаторской команды, и с этой целью звонил в приемную Порошенко. Многие почему-то это восприняли как шутку.

Чем ты руководствовался в своем стремлении стать частью украинской реформаторской команды?

Я очень хотел, чтобы победил Майдан. Мне очень хотелось, чтобы Украина повторила радикальный реформаторский путь Грузии. Это был бы более понятный и более близкий пример для России. Поскольку мы, русскоязычное население, не можем понимать грузинскую речь и нам сложнее воспринимать новостной поток, связанный с реформами в Грузии. Украинцы нам гораздо понятнее и по ментальности, и по языку. И также хочу напомнить, что Киев – Мать городов Русских. Точка. Первая песня Майдана Свердловской группы «Чайф» была на русском языке. Вторая песня Майдана «Воины Света» белорусской группы «Ляпис Трубецкой» тоже была на русском. И когда кто-либо говорит, что мы никогда больше не будем братьями, это такая же недальновидность, как бандеровско-фашистская риторика.  Конечно, мы будем братскими народами. Я бы привел такую аллегорию. Жили два брата – один старший, а другой большОй. Большой брат подсел на нефтедолларовую наркоту и попал в секту, пришел избил меньшего, но при этом старшего брата, отобрал кусок земли, который сам же в 54-ом году и подарил. По сути это то, что произошло. И сегодня от воли украинского народа очень много зависит. Украина уже ощущает эту волю. В России это уже когда-то было: в 1991 году на Зубовскую площадь в Москве вышло полмиллиона. И если это произойдет сейчас, никто не будет стрелять. Размер имеет значение. Я очень хочу, чтобы в России проснулось общество, которое ценит свободу, личные права каждого и ставит во главу верховенство закона. Я буду делать все, чтобы ускорить этот процесс.

Пока что твои акции в Лондоне – скорее персональный протест. Планируешь выводить их на международный уровень?

Международный охват будет у акции, посвященной сбитому Боингу. Я сделаю все, чтобы к этой акции присоединились международные протестные группы. Вообще российские власти подбрасывают нам идею за идеей. Так, год назад, когда Россия выиграла Олимпиаду, казалось, что протест умер навсегда. Нефть более $100, бескровный захват Крыма, Путин всех геополитически переиграл, его рейтинг зашкаливал. И если бы он на этом остановился и еще договорился бы с Украиной о компенсации за Крым и дал бесплатный газ, это бы остановило развитие протестных движений. Но нет. Мы видим, что жадность, параноидальность, нулевое понимание экономической ситуации, а также непринятие Путиным в расчет народа как протестного игрока, сыграли с ним злую шутку. Своими безумными действиями Путин постоянно подкидывает нам идеи протестов.

По итогам твоей последней акции, в ходе которой ты выступал против политической заангажированности популярных российских артистов Валерии и Кобзона, какие выводы для себя сделал?

Прежде всего, мне стало понятно, что такие акции работают. Они заставляют задуматься тех, против кого они направлены, привлекают внимание и демонстрируют разные реакции людей, как это видно из репортажа BBC. Например, украинцы были очень агрессивно настроены относительно российских артистов, поддерживающих политику Путина, и это понятно. Также мы увидели категорию людей, проживающих в Лондоне (и я уверен, что таких много и в Канаде, и в США, и в других странах мира), которые не способны оторваться от первого канала и пропутинской пропаганды даже за рубежом, и пребывают в состоянии того же психосоматического расстройства, что и 84% россиян. Ярким примером стало «бешенство ватки» из Прибалтики с ее знаменитым «старт вар» (смеется).

На самом деле этой акцией я хотел показать, что известные артисты, которые имеют большое влияние на формирование общественного мнения, должны оставаться нейтральными. Как, например, Валерий Меладзе, концерт которого в Лондоне не спровоцировал абсолютно никаких протестов. Но с другой стороны, акция стала лакмусовой бумажкой общественного мнения и показала, как мыслят разные категории людей. Это тоже полезная информация на перспективу для организации будущих акций.

О #Крымнаш, оппозиции и будущих выборах

А почему ты не организовал никаких протестов, когда шла аннексия Крыма? И какова твоя нынешняя позиция по Крыму, учитывая поддержку Навального, которого уже прозвали в Украине «крымнашистом»?

Тогда было бесполезно организовывать акции. Никто бы не вышел – ни здесь, ни в России. На тот момент была непоколебимая вера в Путина, высокая цена на нефть и прочие факторы. И нужно было отрезвление в виде санкций, нефтедолларовой лихорадки, снижения вполовину индекса РТС за время военной авантюры до примерной отметки 700 (тогда как до аннексии Крыма он был на уровне 1200-1300).

Что касается Навального, для него сегодня очень важно не растерять голоса. А #Крымнаш – одна из неотъемлемых составляющих электоральных предпочтений. Я не общался с ним лично и не знаю, какое у него мнение на самом деле. Но, думаю, он озвучил свою позицию очень близко к личной позиции. Поясняя свою поддержку Навального, скажу следующее: я всегда демонстративно ему помогал, как только открывались уголовные дела, а также финансировал нашу совместную инициативу – песенный конкурс, одним из узнаваемых хитов которого стал «Наш дурдом голосует за Путина». Я буду поддерживать Навального, ровно до того момента, пока Путин находится в Кремле. Я это публично сказал ему, он знает мою позицию и с ней согласен. Остальные факторы уходят на второй план. Даже то, что экономическая программа Навального мне не особо близка и в некоторых моментах может показаться даже невыгодной (например, налог для богатых). По факту на данный момент Навальный – самый сильный и независимый политик в России. Потенциально есть и другие фигуры. Но пока что Навальный – самый сильный по влиянию на электорат. И те противоречия, которые есть между нами, могут быть решены демократическим путем. Решат ли россияне на выборах, что #Крымнаш или нет. Скорее всего, решат, что «да».

Я провел в Крыму в общей сложности больше года. И могу сказать, что в конце перед распадом при Союзе полуостровом особо никто не занимался и эта «жемчужина» была не в идеальном состоянии. В первые годы украинской независимости (1994 год)  в Крыму был полный кошмар, в 2006-2007 годах, когда у  меня там был бизнес, ситуация чуть улучшилась. Но все равно там был как «шанхай» – каждый строил, как и где ему вздумается, процветало взяточничество. В общем, Крым был неухоженным при всех властях. А сейчас его ждет судьба Абхазии. Помните мультик про Маугли – дворцы былого величия, сквозь которые прорастают деревья и по которым прыгают бандерлоги. Там в заброшенном городе в подвалах еще было золото. Крым и Абхазия – сами по себе золото. Это потрясающий климат, рекреационный потенциал, миллиардные возможности для заработка. Дайте мне Абхазию и Крым, и я лет через 15 подвину Цукерберга с его рейтинговых позиций. Не зарабатывать там просто стыдно. А тот же Крым находится на дотациях. Как я уже говорил, я в Крыму провел много времени и знаю многих россиян и украинцев, которые там имеют собственность. Там важно отрегулировать инвестиционный климат, отстроить заново всю инфраструктуру. Да, на это уйдут миллиарды, но зарабатывать там можно гораздо больше. Что в Абхазии, что в Крыму потенциал запредельный – винный, туристический, девелоперский, портовый и пр. Что сделала Россия –  оцепила все забором и устроила там, по сути, колонию поселений (что-то среднее между тюрьмой и домашним арестом).  Абсолютно понятно, почему Путин не возглавил российскую делегацию на памятной церемонии в честь 70-летия со дня освобождения Освенцима.  Он просто устроил свой Освенцим-лайт на Донбассе и в Луганской области. И ему мало. Та же ситуация в Приднестровье, где жутко бедное население, но регион под контролем России. Путину только и нужно, чтобы все было под контролем, забитое, без образования, света, газа, воды, с телеком и водкой. Вот это его «продвинутое» видение Русского мира.

Есть ли перспективы появления в России объединенной оппозиции, которая бы выступила единым фронтом и выдвинула единого сильного кандидата, за которого бы проголосовал народ?

Безусловно, есть. Но нужно, чтобы хотя бы на какой-то момент люди с разными идеологическими взглядами, независимые СМИ и политические силы выступили единым фронтом против Путина. Чтобы все потенциальные кандидаты, способные создать объединенную оппозицию, такие как Навальный, Ходорковский, Кашин, Яшин, Илларионов, Каспаров, Гудков и другие отложили все свои амбиции до выборов. Хотя  суть либералов и противоречит хождению строем, скандированию одних слоганов и ношению определенной одежды.

Сегодня мы не можем продолжать и дальше играть друг с другом в интеллектуальные шахматы. Мы все больны чумой. Всем нам нужно в один момент принять одно и тоже лекарство, и вылечиться, а потом бороться за сердца и умы людские в цивилизованном правовом поле. Если в результате консолидации лидером оппозиции будет Навальный, я поддержу Навального. Если лидером оппозиции станет Ходорковский, я поддержу Ходорковского. Если зажмуриться и гипотетически представить, что единым кандидатом окажется Удальцов, я поддержу адского социалиста Удальцова. Ровно для того, чтобы вынести из Кремля Путина. Иначе нам будущего не видать.

“Любой российский политик, который сейчас скажет, что готов отдать Крым Украине, на своей политической карьере может поставить крест…”

Ты действительно считаешь, что тема #Крымнаш настолько близка россиянам, что лидер, предлагающий возврат Крыма, не получит большинство голосов и не сможет победить на выборах?

Любой российский политик, который сейчас скажет, что готов отдать Крым Украине, на своей политической карьере может поставить жирный крест. Даже если потом все передумают или какая-то разумная часть россиян изменит точку зрения. Это может сделать только очень уважаемый человек как, например, Басилашвили.

Будучи сильным и влиятельным политиком, я бы Крым точно не захватывал, а постарался бы купить или договориться о совместном использовании. И это обошлось бы точно дешевле, чем России обошелся захват. В конце концов, правительство Александра II почти 150 лет назад продало территорию Аляски в 1,5 млн.кв.км по 5 центов за гектар (совокупно за  $7,2 млн. золотом) Соединенным Штатам Америки, а потом там нашли золото и колоссальные запасы нефти и газа.

В нынешней ситуации договариваться будет крайне сложно, но оставлять ситуацию как она есть, значит, находиться в состоянии совершения международного военного преступления. То, что необходимо сделать безоговорочно, – вернуть всю отобранную в Крыму собственность ее владельцам. А остальные вопросы требуют серьезных долгих переговоров, предельно честного референдума без лукавства в вопросах и с наблюдателями из всех стран,  и в итоге волевого политического решения.

Я не удивлюсь, что после нескольких лет жития в изоляции без воды, электричества, денег на развитие, но с российскими ценами, большинство жителей Крыма, кроме, конечно, Севастополя, попросятся назад  в Украину. И тогда Крым надо будет отдать.

А на данный момент #Крымнаш – это мина замедленного действия под всем Дальним Востоком, Кавказом и что самое опасное Сибирью. То есть, под всей той частью России, которая обеспечивает ее доходом. Это то, что сделал Путин и чего ему не простят потомки. Хотя в понимании людей, одураченных пропагандой, если Путин до 1 июня не прорубит сухопутную дорогу в Крым, он не мужик.

Как ты думаешь, военная агрессия в Украине внесет какие-то коррективы в ценности мировых политиков? Будут извлечены уроки?

Ценности политиков неизменны и всегда являются ответом на запрос того или иного общества. Все, что нужно политикам – это власть и голоса. И если в обществе ценность – это свобода и независимость, они будут отстаивать их. Если в обществе ценность – утащить у брата машину, пока у него дом горит, то такие ценности будут декларировать и выносить на свои флаги политики. Хочется надеяться, что происходящее в Украине изменит ценности некоторых слоев общества, а политики подстроятся. И что это произойдет и в России, и в Украине, и во многих других странах, которые следят за военными сводками.

Что на данный момент считаешь самой большой ошибкой и самым большим достижением Украины после Майдана?

Самое большое достижение украинцев – это вера в то, что они способны изменить свою страну в лучшую сторону; что от их позиции и голоса многое зависит. Я бы назвал это появлением национального самосознания. А самая большая ошибка – это не проведение немедленных радикальных, я бы даже сказал экстремальных реформ в Украине. Если бы это произошло, сейчас бы уже пошли финансовые поступления в государственную казну. Могу даже провести некоторые параллели с винной тематикой. Вот мы сейчас сидим и разговариваем в лучшем винном магазине в мире. И я – розничный торговец, который занимается дистрибуцией алкоголя. Так вот, несмотря на аннексию Крыма, вино Х с полуострова будет доставляться по старым контрабандным дорожкам. И ладно в Крыму нет цивилизованного законодательства, но его нет и в Украине. Получается, один экономический дикарь «оттяпал» территорию у другого экономического дикаря. Еще раз подчеркиваю: не поддержит мир Украину, если она не бросит все силы на борьбу с коррупцией и приведение законодательства к понятным европейским ценностям.

О бизнес-принципах, нефти и «дворцовом перевороте»

Раз уж ты заговорил о вине и лучшем винном магазине в мире, не планируешь расширяться, строить мировую сеть Hedonism Wines?

Нет, наш концепт категорически исключает сетевое развитие. Будь это в Англии или других странах. То же касается и работы под франшизой – это также исключено. Если кто-то захочет работать под вывеской Hedonism Wines, ему придется купить у меня весь бизнес. Это принципиально и другого варианта быть не может.

Какие у тебя есть еще бизнес-принципы, которым ты никогда не изменяешь?

Не в моих правилах «кидать людей». Нельзя брать чужое и не выполнять обещаний. И еще если я знаю, что правда может расстроить, я лучше промолчу. Но врать не буду.

Ты говорил правду даже в «путинской» России?

В последние годы, когда я еще вел там бизнес, были все бОльшие и бОльшие компромиссы с самим собой. В 2004 году в интервью Московскому Комсомольцу я сказал, что лучший менеджер России  – Михаил Ходорковский, который уже тогда находился под стражей и ему готовили обвинение. Сразу после выхода интервью из ФСБ позвонили нашему руководителю Службы безопасности, вызвали его туда, отчитали в жесткой форме и сказали, что если я еще раз открою рот, то отправлюсь «шестерить» на нары. После чего он позвонил мне (мы были с ним на «вы») и сказал: «Евгений Александрович, вы что о**ели?» Я рот после этого и закрыл до осени 2008-го, и стал открывать только, когда продал «Евросеть». Вот это и привело меня в итоге в Лондон.

Я знаю, что у тебя есть несколько друзей, которые имеют очень крупный бизнес в России. Они вообще могут высказывать свое мнение?

Все стараются не высовываться и занимаются  спасением своего бизнеса. Многие бизнесы находятся в преддефолтном состоянии либо в состоянии технического дефолта, особенно  закредитованная часть. Конечно, глупо не брать кредит, если у тебя перспективная бизнес-модель. Но никому не пожелаешь при этом оказаться в ситуации падения почти вдвое мировой цены на нефть при привязке к нефтедоллару экономики страны, как в случае с Россией. При этом ни одно событие в России, кроме снижения добычи нефти по какой-либо причине, не может повлиять  на мировые цены на нефть.

Если себе представить (хотя это невозможно), что рабочие ключевых нефтедобывающих объединений России остановят добычу и выйдут на забастовку, только это может спровоцировать рост мировой цены на нефть. Никакого иного влияния на мировую цену   Россия оказать не может – ни снизить добычу, ни нарастить добычу. Ничего. Никакой нефтяной политики, никакого нефтяного управления нет. Отбирают все нефтяные компании, причем, неважно – лояльный человек владеет компанией или нелояльный. Выкачивают нефти, сколько могут, и продают, за сколько могут и кому могут.

При какой цене на нефть произойдет «дворцовый переворот» в России – твой прогноз?

Чтобы произошел т.н. «дворцовый переворот», нефть должна быть $35-40 за баррель десятки месяцев. В принципе, к этому уже все и идет. Глава ОПЕК заявил о возможности падения цены на нефть ниже $40, есть прогнозы краткосрочного падения цены и до $25. В этом случае процесс смены власти в России ускорится. Но скорее всего нефть подорожает, хоть и не так радикально, и нас ждет долгое прозябание.

А пока бизнес будет жить за счет имеющегося запаса прочности?

Да, еще допечатают рублей и решат «рублевые» проблемы.

А ужесточение санкций после Мариуполя не ускорит процесс «смены режима»? В одном интервью ты сказал, что «санкции против – говно»

Санкции, как оказалось, не говно. Они работают. Но пока людей можно дурачить через телевидение, сопротивление не созреет. Мы знаем немало примеров, когда люди могут голодать, но не быть против режима или быть, но не организованно. Мы это знаем по Голодомору, по Северной Корее. Хотя есть и другие примеры смены режима, как Ливия, где особо никто и не голодал.

Ты назвал бизнес-принципы, которыми руководствуешься, и при этом у тебя есть четкая гражданская позиция, которые, порой, не стыкуются. Как пример – твое участие в  предвыборной компании Медведева…

На самом деле здесь нет противоречия, и я поясню почему. Все начинания Медведева с начала его правления и до момента, когда 8 августа 2008 года Путин попытался аннексировать Грузию, были далеко не революционные, но шли в правильном направлении. Медведев хотел сделать еще много хороших вещей, но ему не дал тот же Путин, за которым оставался силовой блок. В целом идеология Медведева была следующая: аккуратное эволюционное движение к процветанию. Если бы ему дали возможность, реформы были бы медленными и либеральными, но все двигалось бы в правильном русле. И никаких глупостей и милитаризма бы не было. Он был «про жирную жизнь» для всех. Но сейчас в глазах людей он слабый политик. И даже те небольшие реформы, которые ему удалось провести, были впоследствии демонтированы путинской командой. И хоть сейчас Медведев – оппонент Путина и не во всем согласен с ним, это ничего не решает. У власти – партия войны. И оппозиции нужно быть сильной и достойной, чтобы прийти на смену.

5 вопросов:

— Ключевое событие жизни?

Здесь повторю классика: «Надеюсь, оно у меня впереди»

— Любимый город?

Москва. Я москвич, а не москаль.

— Личные расходы ежемесячно?

Несколько десятков тысяч фунтов в месяц

— Средство передвижения по городу?

Пешком или на такси.

— Жизненная цель?

Гармонии у себя дома в родной стране, которая  великодушная, сильная, богатая гостеприимная и умная. Просто сейчас болеет чумой.

5 алко-брендов с невероятной историей (рекомендованный сет от Евгения Чичваркина общей стоимостью 320 тыс.грн.)

  1. Красное американское вино Scareсrow 2004 года – это лучшее, что сделано из Cabernet Sauvignon.Scarecrow 2004
  2. Белое американское вино Marcassin 3 sisters 2002 года – лучшее из Chardonnay из США.Marcassin 2002
  3. Шампанское Krug старше 35 лет – умопомрачительно вкусный напиток. Попробовав это шампанское, вы перестанете называть шампанским все иные напитки. Krug
  4. Шотландский виски Glenmorrangie Pride 1978 года – 7 лет+ выдерживается в бочке из-под легендарного десертного вина Chateau d’Yquem. Если есть виски-скептики или женщины, считающие, что виски – крепкий напиток, данный напиток для них. Очень мягко, душисто и вкусно. Glenmorangi 35-летний
  5. Желтый Chartreux, сделанный в Террагоне в 20-ых годах – ликер из 50-ти трав, из года в год становится по вкусу мягче и интереснее, что обычным ликерам не свойственно. По истечении десятка лет, становится волшебным. Есть даже мировое сообщество ценителей. Это напиток высшей категории.Chartreux желтый
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s